Григорий Яковлевич
Борисенко
На полях сражений ВОВ
1 сентября 1922 г. Г.Я. Борисенко уездным военкоматом города Красноярска был призван в ряды Красной Армии, служил в отдельной роте связи 26-ой Златоустовской стрелковой дивизии 5-ой армии в г. Красноярске, сначала красноармейцем-телеграфистом, а с мая 1924 г. – в должности помощника командира взвода. В том же году остался на сверхсрочную службу. С этого времени его жизнь была неразрывно связано с Советской Армией, в которой он прослужил более 30 лет.

Глава II. Начало военной карьеры. Бои на КВЖД
В сентябре 1924 г. он был направлен на учебу в Омскую военно-политическую школу, а в январе 1925 г. был переведен на учебу во Владивостокскую военно-пехотную школу, которую окончил в сентябре 1927 г. Затем Г.Я. Борисенко был направлен для прохождения службы в город Канск в должности командира взвода в 76-м Карельском стрелковом полку 26-ой стрелковой дивизии Сибирского военного округа.
Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД; до 1917 года — Маньчжурская дорога, с августа 1945 года — Китайская Чанчуньская железная дорога, с 1953 — Харбинская железная дорога) — железнодорожная магистраль, проходившая по территории Маньчжурии и соединявшая Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. Дорога построена в 1897—1903 годах, как южная ветка Транссибирской магистрали. КВЖД принадлежала Российской империи и обслуживалась её подданными. Строительство дороги было шагом по увеличению влияния Российской империи на Дальнем Востоке, укреплению российского военного присутствия на берегах Жёлтого моря. Однако поражение в войне с Японией сделало невозможным осуществление этих планов.

22 октября 1928 из Китая были высланы все советские служащие КВЖД. 12 октября — 22 декабря 1929 — разразились боевые действия между Китаем и СССР. Г.Я. Борисенко в составе 76-го Карельского стрелкового полка был переброшен на Дальний Восток, с июля по декабрь 1929 г. принимал участие охране государственной границы в районе г. Благовещенска и станции Гродеково – Пограничное, 12 августа в составе сводного отряда полка участвовал в бою под китайской крепостью «Восемь балаганов», командуя взводом.
После событий на КВЖД вызвали Григория Яковлеввича в отдел кадров:

- Адъютантом к командарму Блюхеру пойдете?
Растерялся Борисенко. Шутка ли сказать, к самому Блюхеру адъютантом. А кадровик приступает:
- Работа интересная, товарищ Борисенко, почетная.
Пот на лице выступил. Легко сказать: «работа почетная да интересная», а если подумать Василия Константиновича Блюхора ему и в глаза не приходилось видеть. А тут служить. Задумался Григорий Яковлевич. Кадровик его молчание по-своему расцепил:
- Значит, согласны. Завтра явитесь в штаб принимать дела.
Он и слова не успел сказать, как судьба была решена. Так оказался он в штабе. Отвечал на телефонные звонки, записывал телефонограммы, а сам все еще не мог решить: правильный ли сделал выбор? Не встречался он еще и с Блюхером. И оттого чувствовал себя неуверенно, одолевали нелегкие мысли;
Прошла неделя. И вот состоялась встреча с командармом. Выслушав рапорт нового адъютанта, Василий Константинович поинтересовался:
- Как вам новая должность, товарищ Борисенко?—
Усталые глаза командарма улыбнулись. Он принялся расспрашивать Григория о семье, о том, чем тот занимался до призыва в армию.
Неподдельный интерес Блюхера располагал к задушевной беседе. Григорий не заметил, как высказал командарму свои сомнения о новом назначении, высказал он и мысли о том, что хотелось быть строевым командиром.
- Штабная работа не для меня.
Тень пробежала по лицу Блюхера, густые брови сомкнулись на переносице. Но командарм сдержал себя.
- Хорошие командиры нам нужны. — Василий Константинович помолчал, а потом вовсе уже потускневшим усталым голосом добавил:
- Обещаю — будете строевым командиром.

И он им стал. С легкой руки командарма Блюхера Григорий Яковлевич Борисенко стая кадровым офицером Красной Армии. Сын крестьянина, он испытал триумфы побед, встречался с крупнейшими полководцами современности — Жуковым, Коневым. Многие из них упоминали имя Борисенко в своих мемуарах.
В мае 1930 г. он был назначен командиром роты 76-го Карельского стрелкового полка (в г. Никольск – Уссурийский) 26-ой стрелковой дивизии, которая входила в состав Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА). В феврале 1931 г. его перевели на службу в качестве курсового командира во Владивостокскую военно-пехотную школу, где Г.Я. Борисенко служил до ее расформирования в январе 1933 года.
В эти же годы он обрел свою семью и женился на Елене Деомидовне Мастерчук, 1911 г.р., дочери крестьянина-бедняка, которая жила в г. Канске и работала учительницей. В 1934 г. у них родилась дочь Гелия, а в 1941 г. – сын Валерий. Кроме того, в их семье проживала сестра его супруги Любовь Деомидовна, которая была инвалидом, и во время учебы в школе другая ее сестра – Надежда Деомидовна.   
В 1-ой половине 1930-х годов шло активное техническое переоснащение Красной Армии, и командир – пехотинец становится командиром – танкистом. В январе 1933 г. Г.Я. Борисенко был назначен на должность командира роты (размещалась на 77-м разъезде железной дороги имени Молотова, Бурят-Монгольская АССР) мотострелкового батальона 6-ой механизированной бригады Забайкальского военного округа. После введения в Красной Армии воинских званий ему 24.01.1936 г. было присвоено звание «капитан». В феврале 1936 г. он был назначен начальником штаба мотострелкового батальона.
Глава IV. Бои на Курском направлении
В сентябре 1939 г. Г.Я. Борисенко был направлен на учебу на курсы усовершенствования высшего начальствующего состава Красной Армии в г. Хабаровске, где он учился до мая 1940 г. 22.02.1940 г. ему было присвоено воинское звание «майор». Затем Г.Я. Борисенко был назначен помощником по строевой части командира 8-ой Краснознаменной легкотанковой бригады 1-ой армейской группы советских войск в МНР, и в этой должности он служил в городах Ундур – Хан и Тамцак – Булак. В мае 1941 г. ему было поручено сформировать 142-ой танковый полк 61-ой танковой дивизии, которым Г.Я. Борисенко командовал в районе озера Буир – Нур (МНР).

После начала Великой Отечественной войны резко возросла угроза нападения японской Квантунской армии на территорию советского Дальнего Востока и Монгольской Народной Республики, поэтому советское командование было вынуждено держать на Дальнем Востоке и в МНР крупные группировки войск Красной Армии. Там же служил тогда и Г.Я. Борисенко. 20.02.1942 г. ему было присвоено воинское звание «подполковник». В июне 1942 г. Г.Я. Борисенко было приказано сформировать 43-ю танковую бригаду 17-ой армии, которой он командовал в г. Баин – Тумэн (МНР).

Продвижение по службе


В сентябре 1942 г. Г.Я. Борисенко был направлен на учебу на Академические курсы усовершенствования командного состава при Военной Академии механизации и моторизации в г. Москва. 20.01.1943 г. ему было присвоено воинское звание «полковник». После успешного окончания курсов он был в марте 1943 г. назначен старшим помощником генерал-инспектора бронетанковых и механизированных войск Красной Армии.


Но Г.Я. Борисенко стремился на фронт, и 22.05.1943 г. он был назначен командиром 12-ой гвардейской механизированной бригады 5-го гвардейского Зимовниковского механизированного корпуса 5-ой гвардейской танковой армии, которой командовал известный советский военачальник периода Великой Отечественной войны Маршал бронетанковых войск Павел Алексеевич Ротмистров.

12-я гвардейская механизированная бригада

12-я гвардейская механизированная Краснознаменная, орденов Кутузова, Богдана Хмельницкого бригада

до 9 января 1943 г. - 55-я механизированная бригада

Командный состав • Формирование и организация • Боевой и численный состав • Боевой путь

Награды и почетные наименования • Фотоматериалы

Командный состав бригады


Командиры бригады

00.02.1943 - 17.05.1943

00.06.1943 - 00.07.1943

00.07.1943 - 10.06.1945

00.07.1943 - 10.06.1945

ЛЕБЕДЕНКО Пётр Павлович, полковник

ЛЕЩЕНКО Михаил Иванович, полковник

АКУЛОВ Алексей Филиппович, майор (погиб 22.07.1943 - ОБД)

БОРИСЕНКО Григорий Яковлевич ★, полковник

Заместитель командира бригады по строевой части

00.02.1943 - 00.05.1945

МИХАЙЛЕНКО Р. А., полковник

Начальники штаба бригады

     09.01.1943 - 05.07.1943

     05.07.1943 - 30.07.1943

     30.07.1943 - 29.09.1943

     29.09.1943 - 29.08.1944

     29.08.1944 - 21.05.1945

     21.05.1945 - 10.06.1945

ГАЛОЧКИН Василий Сергеевич, майор

БОГДАНОВ Николай Николаевич, подполковник

МОРШЕ Михаил Филиппович, подполковник

БОЧИНСКИЙ Николай Трофимович, майор, подполковник

БОГДАНОВ Трофим Артемьевич, гв. подполковник

МОСКВИН Григорий Иванович, гв. майор

Заместители командира бригады по политической части

    09.01.1943 - 00.05.1943

МАВРИНСКИЙ Николай Степанович, ст. батальонный комиссар

Начальник политотдела

09.01.1943 - 00.03.1943

00.06.1943 - 00.05.1945

КЛЮЕВ М. Т., батальонный комиссар

ДМИТРИЕВ Пётр Григорьевич, гв. майор, гв. подполковник

Формирование и организация
2-я гвардейская механизированная бригада преобразована из 55-й механизированной бригады на основании Приказа НКО
№ 14 о т 09.01.1942 г. и Директивы ГШ КА № 36183 от 17.01.1943 г.
Формирование и организация

с 09.01.1943 по 01.03.1943

с 10.07.1943 по 09.09.1943

с 07.10.1943 по 04.05.1944

с 18.02.1945 по 11.05.1945

В составе Действующей Армии:
Бригада преобразована в гвардейскую (штаты №№ 010/370 - 010/380):
· Управление бригады
· Рота управления
· 55-й гвардейский танковый полк (бывший 80-й тп)
· 1-й мотострелковый батальон
· 2-й мотострелковый батальон
· 3-й мотострелковый батальон
· Минометный батальон
· Артиллерийский дивизион
· Зенитный дивизион
· Разведывательная рота
· Рота автоматчиков
· Рота ПТР
· Рота техобеспечения
· Медико-санитарный взвод
В 1943 г. переведена на штаты №№ 010/420 - 010/431, 010/451, 010/465:
· Управление бригады (штат № 010/420)
· 1-й мотострелковый батальон (штат № 010/421)
· 2-й мотострелковый батальон (штат № 010/421)
· 3-й мотострелковый батальон (штат № 010/421)
· Минометный батальон (штат № 010/422)
· Артиллерийский дивизион (штат № 010/423)
· Рота ПТР (штат № 010/424)
· Рота автоматчиков (штат № 010/425)
· Разведывательная рота (штат № 010/426)
· Рота управления (штат № 010/427)
· Рота техобеспечения (штат № 010/428)
· Инженерно-минная рота (штат № 010/429)
· Автомобильная рота (штат № 010/430)
· Медико-санитарный взвод (штат № 010/431)
· Зенитно-пулеметная рота (штат № 010/451)
· 55-й гвардейский танковый полк (штат № 010/465)
Боевой путь бригады

Награды и почётные наименования
Бригада имела следующие награды и почетные наименования

В составе войск Степного фронта, которым командовал известный советский полководец периода Великой Отечественной войны генерал армии (впоследствии – Маршала Советского Союза) Иван Степанович Конев, 12-я гвардейская механизированная бригада принимала активное участие в великой битве на Курской дуге.

Курская битва (5 июля — 23 августа 1943 года; также известна как Битва на Курской дуге) по своим масштабам, задействованным силам и средствам, напряжённости, результатам и военно-политическим последствиям является одним из ключевых сражений Второй мировой войны и Великой Отечественной войны. Самое крупное танковое сражение в истории; в нём участвовали около двух миллионов человек, шесть тысяч танков, четыре тысячи самолётов. Сражение является важнейшей частью стратегического плана летне-осенней кампании 1943 года, согласно советской и российской историографии включает в себя: Курскую стратегическую оборонительную операцию (5 — 23 июля), Орловскую (12 июля — 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3 — 23 августа) стратегические наступательные операции. Битва продолжалась 49 дней. Немецкая сторона наступательную часть сражения называла операция «Цитадель».
В результате наступления по плану «Кутузов» была разгромлена орловская группировка немецких войск и ликвидирован занимаемый ею орловский стратегический плацдарм. В итоге операции «Полководец Румянцев» прекратила своё существование белгородско-харьковская группировка немцев и был ликвидирован этот важнейший плацдарм. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны, начатый под Сталинградом, был завершён в Курской битве и сражении за Днепр, а в последовавшей Тегеранской конференции по инициативе Ф. Рузвельта уже обсуждался составленный им лично «2 месяца тому назад план расчленения Германии на пять государств».
После завершения битвы стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии, которая продолжала освобождать страну от немецких захватчиков и до окончания войны проводила в основном наступательные операции. Вермахт в ходе отступления с территории СССР проводил политику «выжженной земли».

23 августа является Днём воинской славы России — День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве (1943 год). Белгород, Курск и Орел стали первыми городами России, которым присвоено почётное звание «Город воинской славы».
Бригада с 12 по 24 июля 1943 г. в ожесточенных боях под Ржавецем на Белгородском направлении отразила натиск 19-й танковой дивизии немцев, ее бойцы подбили 68 танков, из них 6 «Тигров», уничтожили 22 орудия, 168 автомашин, 2066 вражеских солдат и офицеров и 61 взяли в плен. Известен подвиг взвода бронебойщиков противотанковых ружей этой бригады, который в боях под Отавецем отразил атаку 52 немецких танков, из них 11 было подбито. За эти подвиги выдающийся советский полководец Великой Отечественной войны Маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский объявил благодарность бойцам и командирам бригады. Сам Г.Я. Борисенко за 13 дней боев ни на минуту не покидал командного пункта бригады и не терял управления войсками, показал образец мужества и выдержки. За образцовое выполнение заданий командования в ходе Курской битвы он был представлен к награждению орденом «Красного Знамени».
Рассказ о Курской дуге мы продолжаем выдержками из документального очерка И. Шилиновского «Броня в огне», который прислала жена Г.Я. Борисенко майору Селиванову - работнику Назаровского военкомата, который очень активно занимался поиском, сбором и обработкой материалов о наших земляках – ветеранах ВОВ.
На рассвете 12 июля корпуса танковой армии заняли выгодные рубежи и подготовились к нанесению контрудара на Прохоровку. Наступал самый напряженный, самый драматический день боев па Белгородско-Курском направлении. Гитлеровское командование ввело в сражение огромные силы.

Армейской группировке «Кемпер», действовавшей северо-восточнее Белгорода, удалось прорвать нашу оборону в полосе действий 69-й армии. На узком участке прорыва гитлеровское командование бросило в бой две танковых дивизии, которые стремительно продвигались на север, угрожая тылам и флангам наших войск и, в частности. 5-й танковой армии. Передовые части противника находились ужо в 15—18 км. от главной группировки танковых дивизий СС, наступавших па Прохоровку.

Это грозило окружением большой группировки советских войск. Чтобы ликвидировать эту угрозу, контрнаступление Воронежского фронта решено было начать на два часа раньше, чем было предусмотрено.
12 июля в четыре часа утра командующий армией генерал-лейтенант П.А. Ротмистров получил по радио короткое боевое распоряжение командующего фронтом, в котором требовалось немедленно направить резерв армии на участок прорыва танковых дивизий противника.
Туда были брошены две механизированные бригады и одна танковая. Приказ выдвинуться в новый район обороны Борисенко получал по радио. Сняться с занимаемых позиций бригада могла довольно быстро. Но все осложнялось тем, что танковый полк уже ввязался в бой па Прохоровском направлении. Вывести из боя танковую часть — задача нелегкая. Командир танкового полка Михаил Гольберг, хотя и отличался своей дисциплинированностью, исполнительностью, однако к полученному приказу отнесся недоверчиво.
Как можно оставлять позиции, когда он видит перед собой фашистские танки? Борисенко сам поспешил в танковый полк.
- Приказ об отводе полка получили? — резко спросил он комполка.
- Через 30 минут все танки будут выведены из боя, — доложил Гольберг.
- И ни минуты больше. — Достав карту, комбриг продолжал: — Выходите па маршрут Малая Псинка, Призрачное. Ваш полк составит авангард бригады. Задача — обеспечить развертывание главных сил на рубеже Ржавец, Выползовка, Авдеевка. По имеющимся данным, Выползовка и Ржавец уже заняты противником. Бригада должна с ходу вступить в бой, прикрыть образовавшуюся брешь в нашей обороне и приостановить дальнейшее продвижение немцев. Вам все ясно?
- Ясно, товарищ полковник,— Гольберг точно выполнил приказ. Форсированным маршем бригада двинулась в заданный рабой. Высланная вперед разведка сообщила, что противник подтягивает свежие силы к населенному пункту Ржавец, а его саперные части, вышедшие к реке Северный Донец, заканчивают наводить переправу для тяжелых танков.
Обстановка все осложнялась. Сможет ли бригада выйти па рубеж, который наметил полковник Борисенко? Тщательно изучая карту, Борисенко обратил внимание па гряду высот, которая тянулась между Выползовкой и Авдеевкой. Надо успеть «оседлать» их! Тогда можно будет не только прочно закрепиться, но и нанести удар во фланг и тыл вклинившейся группировке гитлеровцев.

Надо успеть! От этого зависит сейчас все. Григорий Яковлевич глубоко осознавал, что на этих рубежах будет решаться успех не только его бригады. Справа, со стороны Ржавца, уже отчетливо доносилась артиллерийская стрельба. «Получив подкрепление, фашисты непременно ринутся дальше, — рассуждал Борвеенко. — Хорошо, если они устремятся на Авдеевку, тогда можно будет встретить их огнем во фланг. А если пойдут на Выползовку? Придется Припять лобовой удар. Развертывать бригаду в такой ситуации сложнее».
- Вызовите к микрофону командира танкового полка, — приказал полковник радисту.

С высоты, где находится НП командира бригады, хорошо просматривалось поле боя. Окутанное густыми клубами дыма, расцвеченное всплесками орудийных выстрелов, огненными трассами снарядов и пуль, оно казалось кромешным адом.

Борисенко молча глянул туда, где в дымной пелене с трудом угадывались черные квадраты двигающихся танков. И когда над ними ослепительно вспыхивали огненные брызги и вздымался еще одни столб черного дыма, полковник подносил к глазам бинокль, его суровое лицо озарялось едва уловимой улыбкой.
Он мысленно вел счет подбитым фашистским танкам. Несколько вражеских машин обходили левый фланг Новака и направлялись к высоте. За танками следовала густая цепь гитлеровцев. Подминая гусеницами низкорослый кустарник, неуклюже покачиваясь на неровностях, бронированные машины упрямо ползли туда, где держал оборону батальон майора Акулова.
- Теперь до утра не сунуться,— заметил комбриг, кивнув в сторону противника.
- Ночью фашисты воевать не любят,— согласился начальник штаба Богданов.— Будут раны зализывать.
- Передайте всем командирам: максимально использовать ночь для совершенствования обороны,— распорядился гвардии полковник.
- Пойду в танковый полк, - сказал Борисенко начальнику штаба.
- Дмитриев не возвращался?
- Звонил, сказал, что до утра останется у Зинченко.
«Почему молчит Деревянко? Неужели нарушена связь с огневыми взводами?»— с тревогой думал полковник. Но через минуту новый гром прокатился над полем боя. Он вырвался из-за высот и обрушился на равнину черным смертоносным вихрем. Десятки снарядов стеной вздыбили землю позади немецких танков. Следовавшая за ними пехота заметалась по полю. Клочья дыма и пламени взметнулись над ведущим танком, и мощный взрыв потряс все вокруг.
Огонь, подхваченный ветром, яростно лизал окрашенную в бурый цвет броню, залитую бензином землю. Напряжение боя росло.

В этом адском крошеве раскаленного металла, где, казалось, не могло, не должно было уцелеть ничто живое, неодолимой силой стояли советские гвардейцы, чьи сердца, воля и мужество были крепче брони.
...Солнце, с трудом проглядывавшее через густую завесу дыма и пыли, клонилось к горизонту. А бой не утихал. В который раз к высотам, где держали оборону роты первого батальона, вплотную подкатывался враг. Казалось, еще усилие — и фашисты ворвутся на вершину. Майор Акулов, неотлучно находившийся на своем ПИ, внимательно следил за полем боя и умело маневрировал огневыми средствами. Ключевой позицией в обороне батальона была высота 222,1. К ней-то и рвались фашисты. На усиление роты, державшей ту высоту, майор Акулов направил взвод автоматчиков. Принял меры и гвардии полковник Борисенко: он послал на осажденную высоту взвод истребителей танков. Автоматчики младшего лейтенанта Ф.Животовского и бронебойщики под командованием гвардии старшины В.Чикилева подоспели вовремя. Бой на высоте был коротким, жарким. С высоты били пулеметы, автоматы. Бронебойщик гвардии рядовой С. Суханов метким выстрелом подбил из ружья вражеский танк. Окончательный успех принесла внезапная контратака роты средних танков под командованием гвардии лейтенанта Б. Острася. Гитлеровцы вынуждены были отступить.

Огромный диск солнца уже коснулся горизонта. Отблеск багряного заката заливал притихшее поле, взрытое воронками и следами танковых гусениц. Казалось, что дышащая жаром земля обагрена кровью. Гвардии полковник Борисенко окинул взглядом высоты. На них по-прежнему, словно и не было изнурительного боя, копошились солдаты. Они углубляли траншеи, сооружали укрытия, расчищали заваленные взрывами снарядов окопы.
- Теперь до утра не сунуться,— заметил комбриг, кивнув в сторону противника.
- Ночью фашисты воевать не любят,— согласился начальник штаба Богданов.— Будут раны зализывать.
- Передайте всем командирам: максимально использовать ночь для совершенствования обороны,— распорядился гвардии полковник.
- Пойду в танковый полк, - сказал Борисенко начальнику штаба.
- Дмитриев не возвращался?
- Звонил, сказал, что до утра останется у Зинченко.
Начальника политотдела бригады подполковника Дмитриева хорошо знали все бойцы. Плотный, коренастый, с открытым добродушным лицом, он везде был желанным и нужным человеком. Сам никогда не знал и не давал всему партийно-политическому аппарату бригады ни минуты покоя. Каждому он умел найти дело. По его инициативе была создана фронтовая концертная бригада из пяти человек. В часы короткого затишья между боями их тепло встречали в землянках, а то и просто в окопах, на передовой.

Петр Григорьевич Дмитриев поровну делил с бойцами невзгоды фронтовой жизни. Выходец из рабочих, человек с открытой душой, он умел говорить с людьми по-солдатски просто, бесхитростно. В бою комиссар, как звали его гвардейцы, но раз появлялся на самых горячих участках и, когда того требовала обстановка, вместе с бойцами шел в бой. Вот и сейчас Дмитриев находится в третьем батальоне. И Борисенко был спокоен — значит, там все будет в порядке. Сам он решил пойти к танкистам, по пути проверить ротные опорные пункты батальона Акулова. Комбриг взял с собой майора Гранкина — помощника начальника штаба. Они шагали но тропинке, петлявшей среди кустарника.

Шли молча. Неподалеку раздавались голоса, легкий ветерок пахнул ароматом солдатской кухни. С высоты, звеня котелками, спешили вниз бойцы. На лужайке расположилась группа солдат. Оттуда доносились шутки, смех. Узнав комбрига, они вскочили со своих мест. Борисенко подсел к солдатам:
- Как воевали сегодня?
- Дали фашистам прикурить. Наша рота три танка подбила,— ответил сержант.
- Оказывается, «тигр» не такой уж страшный зверь.— деловито заметил сидевший рядом с полковником щуплый солдатик с озорным веснушчатым лицом.
- Эти «тигры» как миленькие горели от снарядов наших танков.
- А если бы не было танков, устояли?— глядя ему прямо в глаза, спросил комбриг.
- Конечно, пришлось бы трудновато, — признался тот. Подумав немного, добавил твердо:— Но устоять — все равно устояли бы.
Лицо солдата неожиданно преобразилось. Запыленное, обветренное, оно стало суровым, глубоко запавшие серые глаза глядели на комбрига пристально и строго.

«Такие как он, не отступят, подумал Борисенко.— А ведь совсем мальчишка».
В расположении 2-й танковой роты комбриг встретился с подполковником Гольбергом и начальником штаба полка майором Богдановым. Командир полка доложил обстановку. Сходу вступив в бой, танковые роты оттеснили противника па полтора—два километра и в течение дня отражали яростные атаки.
Разрозненные, лишенные связи опорные пункты сильно поредевших подразделений 92-й гвардейской стрелковой дивизии с трудом сдерживали под Выползовкой н Ржавцом яростный натиск фашистов. Силы оборонявшихся были па исходе, кончались боеприпасы, а враг продолжал атаковать. Раненые, истекающие кровью бойцы, не покидали окопов. Они готовились вступить в последнюю схватку с фашистами.

Переправившись через реку Ржавец, вражеские танки вот-вот должны были перейти в атаку. И выход на этот участок 12-й гвардейской мехбригады оказался весьма своевременным. Рота гвардии лейтенанта Н. Новака первой вышла на заданный рубеж. Она-то и встретила массированным огнем вышедшие из Вьползовки танки. Появление «тридцатьчетверок», их фланговый огонь явились для противника полной неожиданностью. Вражеская пехота откатывалась к Выползовке. Справа, в направлении Ржавца, шла в атаку рота гвардии старшего лейтенанта К. Шука. Борисенко поспешил связаться с подполковником Гольбергом, чтобы еще рае уточнить рубеж, на который должны выйти танкисты.
- А может, выкурить фашистов из Вьползовки? — осторожно предложил Гольберг.
- Закрепитесь на запасном рубеже, — приказал Борисенко.
- Выполняю! — коротко отозвался командир полка.
В душе Борисенко понимал Гольберга, но, оценивая обстановку, Борисенко не забывал о том, что перед фронтом бригады действует ударная группировка целой танковой дивизии, резервы которой были уже на подходе.

Ввязываться в бой за Выползовку и Ржавец означало распылять свои силы, поставить их под удар.
Это могло привести к срыву выполнения основной задачи бригады — локализовать успех вклинившихся в нашу оборону частей противника, не допустить его дальнейшего продвижения в направлении Прохоровки. Борисенко со своего НП видел, как танки роты лейтенанта Новака рассредоточились и, занимая места в укрытиях, исчезали с поля зрения, словно провалившись сквозь землю.
Танк командира роты въехал в неглубокую выемку, поросшую травой и кустарником. Лейтенант Новак повернул башню влево-вправо: обзор хороший.
— Глуши мотор! — приказал он механику-водителю старшему сержанту Усикову. Затем открыл люк, высунулся, оглядел поле боя. Справа и слева от себя с трудом отыскал укрытые танки. Между ними занимали позиции артиллеристы.
На окраине Выползовки вновь показались фашистские танки. Они шли широким фронтом, быстро увеличиваясь в размерах. Поминутно жерла их пушек выплескивали белесый огонь. Снаряды кромсали землю.


Сбив на затылок танковый шлем, лейтенант Новак проворно работает механизмами наводки. Он ловит на прицел надвигающийся танк. Выстрел — и ослепительная вспышка скрыла все вокруг. Когда дым рассеялся, Новак увидел пламя, охватившее танк с черно-белыми крестами на броне. Его широкое скуластое лицо озарилось улыбкой.


— Счет открыт! — выкрикнул он и, хлопнув по плечу заряжающего, вновь припал к прицелу.
Покачивая длинными хоботами пушек, фашистские танки упрямо ползут вперед. Под частыми разрывами снарядов и мин дрожит равнина. Горит трава, кустарник, горит сама земля.


Правый фланг роты лейтенанта Новака находился у дороги, которая вела на Выползовку. Здесь стоял взвод гвардии лейтенанта С. Чиминадзе. Тщательно замаскированные «тридцатьчетверки» ничем не выдавали себя до тех пор, пока вражеские танки не поравнялись с ними и не поставили под дула пушек свои борта. Взвод Чиминадзе открыл огонь. И тут же над тремя фашистскими танками встали столбы черного дыма... На краю оврага под Выползовкой удерживал оборону экипаж гвардии лейтенанта А. Мишина. Фашисты все наседали. Два вражеских танка дымили перед позицией, подступы к ней были усеяны трупами гитлеровцев. Но боеприпасы подходили к концу.
— Осталось два снаряда, — с тревогой доложил заряжающий Александр Боярский. А лейтенант размышлял: «Два снаряда — это еще два фашистских танка, надо только подпустить поближе, бить без промаха». Вот из-за укрытия вынырнула бронированная машина. Расстояние быстро сокращалось. Изрыгая пламя, немецкий танк шел вперед. Снаряды рвались слева и справа. Но Мишин терпеливо выжидал.

Наконец, грянул ответный выстрел, и фашистский танк заволокло белое облако. Боярский послал в ствол последний снаряд, но выстрелить его уже не удалось: на танк обрушился сильный удар.
Механик-водитель Яков Шоколов проник в боевое отделение, бросился к командиру. Лейтенант был мертв. Шоколов встал к орудию. И вновь гулкий удар по броне. Развернуть пушку не удалось: взрывом снесло пулемет, а башню заклинило. Шоколов кинулся к рычагам. Он завел мотор, и танк, тронувшись с места, начал спускаться в овраг. Новый взрыв оглушил его, больно резануло правую руку. Но механик, напрягая последние силы, продолжал управлять машиной. Израненный Т-34 медленно сполз в овраг и остановился…

Глава V. Освобождение Украины

Бои за освобождение Украины продолжались с января 1943 года по осень 1944 года. В этот период на украинской земле были сосредоточены до половины всех советских войск.

В конце января 1943 года войска Юго-Западного и Южного фронтов начали наступление на Донбасс. Войска Юго-Западного фронта нанесли поражение 1-й немецкой танковой армии и освободили Северный Донбасс. 16 февраля был занят Харьков. 16 марта немцы вновь захватили Харьков, 23 августа Харьков был освобожден.
К 22 сентября части Юго-Западного фронта отбросили немцев за Днепр и вышли на подступы к Днепропетровску и Запорожью, Донбасс был освобожден. 8 сентября советские войска освободили Сталино (ныне Донецк).
В ходе Черниговско-Полтавской операции войска Центрального фронта 30 августа овладели Глуховом, 6 сентября — Конотопом, 13 сентября — Нежином и достигли Днепра на участке Лоев — Киев. Части Воронежского фронта 2 сентября освободили Сумы, 16 сентября — Ромны и вышли к Днепру на участке Киев — Черкассы. Соединения Степного фронта 19 сентября взяли Красноград, 23 сентября — Полтаву, 29 сентября — Кременчуг и подошли к Днепру на участке Черкассы — Верхнеднепровск. В итоге немцы потеряли почти всю Левобережную Украину. В конце сентября советские войска в нескольких местах форсировали Днепр и захватили 23 плацдарма на его правом берегу.

23 октября был освобожден Мелитополь. Разгромив восемь дивизий вермахта, войска Южного фронта (с 20 октября — 4-й Украинский) к 5 ноября достигли низовьев Днепра.
10 октября 1943 года войска Юго-Западного фронта приступили к операции по ликвидации Запорожского плацдарма и 14 октября овладели Запорожьем. 25 октября войска правого крыла Юго-Западного фронта (с 20 октября — 3-й Украинский) освободили Днепропетровск и Днепродзержинск.
11 октября Воронежский (с 20 октября — 1-й Украинский) фронт начал киевскую операцию. После двух неудачных попыток (11-15 и 21-23 октября) взять столицу Украины атакой с юга (с Букринского плацдарма) было решено нанести главный удар с севера (с Лютежского плацдарма). 1 ноября, чтобы отвлечь внимание противника, 27-я и 40-я армии двинулись на Киев с Букринского плацдарма, а 3 ноября ударная группировка 1-го Украинского фронта прорвала немецкую оборону. 6 ноября Киев был освобожден.
Развивая стремительное наступление в западном направлении, советские войска 7 ноября овладели Фастовом, 12 ноября — Житомиром, 17 ноября — Коростенем, 18 ноября — Овручем. 13 ноября немцы, подтянув резервы, предприняли на Житомирском направлении контрнаступление. 19 ноября они вновь захватили Житомир, 27 ноября — Коростень. Однако прорваться к столице Украины им не удалось, 22 декабря оккупанты были остановлены на линии Фастов — Коростень — Овруч.
6 декабря 2-й Украинский фронт развернул наступление под Кременчугом. 12-14 декабря были освобождены Черкассы и Чигирин. Одновременно части 3-го Украинского фронта форсировали Днепр у Днепропетровска и Запорожья и создали плацдарм на его правом берегу.
24 декабря 1943
— года войска 1-го Украинского фронта начали наступление на западном и юго-западном направлениях (Житомирско-Бердичевская операция).
28 декабря
— освобождение Казатина
29 января
— освобождение Коростени
31 декабря
— освобождение Житомира
4 января 1944
—освобождение Белой Церкви
11 января
— освобождение Сарны
8 января
— части 2-го Украинского фронта овладели Кировоградом.
24 января
—1-й и 2-й Украинские фронты развернули совместную операцию по разгрому корсунь-шевченковской группировки противника.
28 января
— 6-я и 5-я гвардейская танковые армии соединились у Звенигородки и замкнули кольцо окружения. 30 января был взят Канев.
14 февраля
— освобождение Корсунь-Шевченковского
17 февраля
— ликвидация "котла" завершилась.
11 февраля
— освобождение Шепетовки.
8 февраля
— войска 3-го и 4-го Украинских фронтов овладели Никополем.
22 февраля
— освобождение Кривого Рога.
2 февраля
— части 1-го Украинского фронта заняли Луцк и Ровно.
2 февраля
— части 1-го Украинского фронта заняли Луцк и Ровно.
В результате зимней кампании 1943/1944 немецкие войска были окончательно отброшены от Днепра.
В начале марта 1944 года силы трех украинских фронтов развернули масштабную наступательную операцию в полосе длиной 1,1 тысячи километров — от Луцка до устья Днепра. 20 марта были освобождены Винница и Жмеринка, 25 марта — Проскуров (ныне Хмельницкий), 26 марта — Каменец-Подольский, 28 марта — Коломыя, 29 марта — Черновцы, 14 апреля — Тернополь. Части 1-го украинского фронта произвели охват группы армий "Юг" с запада и вышли в предгорья Карпат.

Разгромив под Снигиревкой 6-ю немецкую армию, советские войска 13 марта заняли Херсон, 28 марта освободили Николаев, 10 апреля штурмом взяли Одессу, а 14 апреля вышли к низовьям Днестра и захватили несколько плацдармов на его правом берегу.

Итогом совместной операции трех Украинских фронтов в 1944 году стало освобождение Правобережной Украины, которое осуществлялось в ходе семи операций: Житомирско-Бердичевской (с 24 декабря 1943 года по 15 января 1944 года), Кировоградской (с 5 по 10 января), Корсунь-Шевченковской (с 24 января по 17 февраля 1944 года), Ровно-Луцкой (с 27 января по 11 февраля), Никопольско-Криворожской (30 января — 29 февраля), Проскуровско-Черновицкой (с 4 марта по 17 апреля), Уманско-Ботошанской (с 5 марта по 17 апреля) и Березнеговато-Снигиревской (с 6 по 18 марта).
В ходе Львовско-Сандомирской наступательной операции, проводившейся с 13 июля по 29 августа 1944 года, советские войска разгромили стратегическую группировку противника — группу армий "Северная Украина", освободили от оккупантов западные области Украины — города Львов и Рава-Русская.
Завершила освобождение Украины Восточно-Карпатская операция, (8 сентября —28 октября 1944 года).

26 октября войска 4-го Украинского фронта освободили Мукачево, 27 октября — Ужгород, 28 октября — Чоп.
Вместе со своей бригадой Г.Я. Борисенко сражался до конца Великой Отечественной войны на 2-м, 1-м и 4-м Украинских фронтах. Под его командованием 12 механизированная бригада не раз отличалась в боях и за образцовое выполнение заданий командования была награждена орденами «Красного Знамени», «Кутузова» 2-ой степени и «Богдана Хмельницкого» 2-ой степени.

Во время боев за освобождение Украины 12-я гвардейская механизированная бригада в боях с 7 по 20 декабря 1943 г. заняла опорные пункты немцев Московское, Вершай, Голиково и Малая Каменка. За образцовое выполнение заданий командования и проявленное при этом мужество и отвагу Г.Я. Борисенко Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10.01.1944 г. был награжден орденом «Кутузова» 2-ой степени. В боях на кировоградском направлении, зайдя со своей бригадой в тыл противнику, он нанес ему огромные потери, взял большие трофеи, в бою был смел, решителен и хладнокровен. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17.05.1944 г. Г.Я. Борисенко был награжден орденом «Суворова» 2-ой степени и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 03.11.1944 г. – орденом «Красного Знамени».

Глава VI. Освобождение Польши

В ходе проведения Львовско-Сандомирской операции (июль-август 1944 г.) была освобождена не только большая часть Западной Украины, но и юго-восточные регионы Польши. Часть территории Польши на восток от Вислы была занята в ходе операции «Багратион». Под протекторатом Красной армии на освобожденной территории возникла Крайова Рада Народова, создавшая Польский комитет национального освобождения. 22 июля он разработал и принял манифест, где излагалась программа послевоенных преобразований в стране. 31 декабря 1944 г. Польский комитет национального освобождения был преобразован во Временное правительство Польши.

Поддерживая дружественные Советскому Союзу силы в Польше, руководство СССР находилось в напряженных отношениях с Армией Крайовой, подконтрольной польскому эмигрантскому правительству в Лондоне. 1 августа 1944 г. руководством Армии Крайовой было поднято антифашистское восстание, поддержанное жителями столицы. Одной из целей восстания был захват власти еще до подхода советских войск, что создало бы возможность легитимного возвращения из Лондона эмигрантского правительства. Однако, лишенное своевременной поддержки регулярной армии, 2 октября восстание было подавлено. Части Красной армии, находившиеся на подступах к центру города, остановились на противоположном берегу Вислы и не оказали поддержки повстанцам.
К началу 1945 г. Германия лишилась всех своих союзников и была поставлена перед необходимостью вести войну в Европе на два фронта. Однако Гитлер и его ближайшее окружение считали продолжение войны не только целесообразным, но и необходимым. На познаньском и бреславском направлениях между Вислой и Одером было создано семь оборонительных рубежей. Особенно мощными были укрепления на Висле и в Восточной Пруссии.
12 января 1945 г. началась Висло-Одерская операция. Войска 1-го Украинского фронта с плацдарма возле Сандомира перешли в наступление. Уже к концу первого дня боев оборона противника была прорвана на глубину 15-20 км. За шесть дней боев советские войска взломали фронт противника на протяжении 250 км и на 150 км вглубь, развивая успешное наступление до Одера.
14 января из района Варшавы перешли в наступление части 1-го Белорусского фронта. За три дня боев они продвинулись на 60 км. 17 января была освобождена столица Польши - Варшава. Для выправления ситуации германское командование срочно перебрасывало сюда все возможные резервы. Однако советские войска, продвигаясь стремительно и на опережение, обходя отступающего противника, минуя сильно укрепленные пункты, уже 21 января вышли к р. Одер. Использовалась тактика захвата и удержания плацдармов до подхода основных сил. В начале февраля Висло-Одерская операция, тянувшаяся 23 дня, была успешно завершена. В результате ее была окончательно освобождена Польша. Войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов вступили на территорию Германии.
В Варшавской операции принял участие и Григорий Яковлевич Борисенко. Освобождая Польшу, 12-я гвардейская механизированная бригада в боях в районе Павловице, Взе и Рыхулд действовала стремительно, обеспечила захват мощных опорных пунктов немцев и нанесла им большие потери. За умелое и мужественное руководство боем Г.Я. Борисенко был представлен к награждению орденом Польской Республики.
В боях с 10.03. по 03.04.1945 г. за населенные пункты Вадевитц, Зауэрвитц, Залисвальде, Блейхвитц 12-я гвардейская механизированная бригада овладела ими и уничтожила 19 танков, из них – 6 «Тигров», 11 самоходных установок, 31 орудие, 43 пулемета, 11 бронетранспортеров, 4 автомашины, 28 минометов, до 1000 вражеских солдат и офицеров.
Глава VII. Берлинская Операция
Берли́нская стратегическая наступательная операция — одна из последних стратегических операций советских войск на Европейском театре военных действий, в ходе которой Красная армия заняла Берлин, что привело к безоговорочной капитуляции Германии. Операция продолжалась 23 дня — с 16 апреля по 8 мая 1945 года, в течение которых советские войска продвинулись на запад на расстояние от 100 до 220 км. Ширина фронта боевых действий — 300 км. В рамках операции проведены: Штеттинско-Ростокская, Зеловско-Берлинская, Котбус-Потсдамская, Штремберг-Торгауская и Бранденбургско-Ратеновская фронтовые наступательные операции.
В период Берлинской операции неоднократно проявлял образцы умелого руководства и организации боя. Когда во много раз превосходящая силами немецкая группировка, окруженная в лесах юго-восточнее Берлина, пытаясь прорваться на запад, пыталась захватить г. Белиц и открыть себе путь на Бранденбург, бригада гвардии полковника Борисенко, находясь в окружении, отбила все атаки немцев, окончательно сломила их дух, и немецкие солдаты стали большими группами сдаваться в плен. Бригада за день боев уничтожила более 1500 вражеских солдат и более 2000 было взято в плен. В кризисный момент боя гвардии полковник Борисенко лично руководил контратакой своего резерва против прорвавшейся группы немцев.
Военно-политическая обстановка, сложившаяся к апрелю 1945 года, требовала от советского командования в самые короткие сроки подготовить и провести операцию по разгрому группировки немецких войск на берлинском направлении, захвату Берлина и выходу к реке Эльба на соединение с войсками союзников. Успешное выполнение этой стратегической задачи позволяло сорвать планы гитлеровского руководства на затягивание войны.
Для проведения операции привлекались силы трёх фронтов: 1-го Белорусского, 2-го Белорусского и 1-го Украинского, а также 18-я воздушная армия авиации дальнего действия, Днепровская военная флотилия и часть сил Балтийского флота.
12-я гвардейская механизированная бригада участвовала в Берлинской операции 1945 г., в боях в районе Беелитц в течении 10 суток отражала атаки лучших частей СС, стремившихся прорваться из окружения на запад, но не дрогнула и сама переходила в контратаки, наносила им огромные потери (за один день боев было уничтожено до 1500 немецких солдат и офицеров) и вынудила более 2000 немцев сдаться в плен. Г.Я. Борисенко в критический момент боя лично возглавил контратаку своего резерва против прорвавшейся группы немцев.

Вот что пишет в своих записях «Москва—Сталинград—Берлин—Прага» генерал армии Д. Д. Лелюшенко:
«В последних числах апреля сражение за Берлин достигло апогея. Воины Красиой Армии с предельным напряжением, не жалея ни крови, ни самой жизни, шли в последней решительный бой.... Наши войска неудержимой лавиной приближались к логову фашистского зверя. Враг стремился прорваться на запад, к американцам. 18 атак противника были отражены в течение 26 и 27 апреля, но из Берлина противника не выпустили. 5-й гвардейский механизированный корпус И. 11. Ермакова несокрушимо стоял на рубеже Трейенбритцеля, непрерывно отражая атаки Венка. Исключительную стойкость показывали воины этого корпуса — 10-я гвардейская механизированная бригада В. Н. Буслаева, 11-я гвардейская механизированная бригада И. Г. Носкова и 12-я гвардейская механизированная бригада Г, Я, Борисенко».
Упоминает о комбриге Борисенко в своих воспоминаниях «В огне танковых сражений» генерал-майор А. П. Рязанский. Ивану Афанасьевичу Афросину — помощнику машиниста экскаватора разреза «Назаровский» — на последнем этапе Великой Отечественной войны в Берлинской и Пражской операциях Посчастливилось воевать в 12-й гвардейской механизированной бригаде под командой нашего отважного земляка Героя Советского Союза Г. Я. Борисенко.
«Да, жарко пришлось нам под Берлином,— вспоминает Иван Афанасьевич.— Наш земляк полковник Г. Я. Борисенко умело руководил боевыми действиями. Он часто бывал в ротах и батальонах, беседовал с солдатами. Мы крепко верили, что с ним обязательно победим, ведь зa его плечами бои на Курской дуге, а звезда Героя за храбрость и отвагу еще с Халхин-Гола. И воины бригады, танкисты и мотострелки показали беспримерную отвагу и боевое мастерство.

Представьте, под огнем врага до Берлина были форсированы такие крупные реки, как Пилица, Варта, Просна, Одер, Нейсе. Штурмом взяты десятки городов на территории фашистской Германии. Там мы впервые встретились с широким применением нового оружия — фауст-патронов. Ими вооружили не только войска, но и население, в том числе подростков. Это требовало бдительности, постоянного напряжения. Но ничто не могло нас остановить. Штурм Берлина был заветной целью каждого советского воина.

Добить фашистского зверя в его собственной берлоге и водрузить над Берлином Знамя Победы — к этому призывала нас партия, этого подвига ждал от нас народ.
Но путь на Берлин был труден. Через наши боевые порядки пыталась прорываться в Берлин немецкая армия генерала Венка, чтобы укрепить оборону города. Но мы стали на ее пути, и все атаки были отбиты.

Бои носили исключительно кровопролитный характер Обреченный враг, потеряв остатки рассудка, рвался на запад. Танковые бои переходили в рукопашные схватки мотострелков. Многие наши танкисты отличились в боях. Так, взвод нашей бригады лейтенанта Саенко уничтожил 5 танков и 5 орудий, до 200 фашистов, за что Саенко было присвоено звание Героя Советского Союза.

Героизм был массовым. С воздуха нам очень помогали летчики. Как потом мы узнали, эго были соколы из дивизии нашего земляка-сибиряка, трижды Героя Советского Союза А. И. Покрышкина.

И вот Берлин пал. Нашему ликованию не было предела. За бои на пути к Знамени Победы над Берлином нашей бригаде 5 раз объявлялись благодарности Верховного Главнокомандующего...»

Глава VIII. Прага

Танкистов ждала истекающая кровью Прага. Быстрее на помощь восставшим! Это был исторический рейд. Первыми в Прагу ворвались танки 4-й танковой армии генерала Лелюшенко. Ликующие повстанцы вскакивали на броню, обнимали, целовали солдат. С глубокой благодарностью встречало население. Запыленным и уставшим бойцам прямо из улицы выносили воду, полотенца. «Многие из нас в эти дни остались без звездочек, нашивок, погон, пуговиц. Каждому чеху хотелось хоть что-то иметь на память о своих освободителях. Никогда не забыть того, комок и сейчас подкатывает к горлу»..
При освобождении советскими войсками столицы Чехословакии Праги 12-я гвардейская механизированная бригада вступила в город с юго-запада ранним утром 9 мая 1945 г. и была радостно встречена его населением. Несмотря на то, что ночью был подписан Акт о безоговорочной капитуляции вооруженных сил гитлеровской Германии и советский народ праздновал День Победы, немецкие войска в Чехословакии продолжали сопротивляться войскам Красной Армии, пытаясь прорваться на запад и сдаться в плен американским войскам. С рассветом 10 мая бригада двинулась на Бенешов, который заняла в 10 часов и соединилась там с частями 9-го гвардейского механизированного корпуса 6-ой гвардейской танковой армии. Таким образом, соединились войска 1-го и 2-го Украинских фронтов и было завершено полное окружение немецко-фашистских войск. В Праге Г.Я. Борисенко в течение 9 часов лично руководил уличными боями, что способствовало быстрому очищению города от немцев.
За боевые отличия во время битвы за Берлин и при освобождении Праги Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21.05.1945 г. он был награжден орденом «Богдана Хмельницкого» 2-ой степени.